Аватар пользователя

На главный автомобильный вопрос весны отвечает главред «За рулем» Максим Кадаков.

Материалы по теме

Мы импортозависимы. Очень. Мы зависим от импорта многих комплектующих, которые поставляются на все сборочные автозаводы, включая исконно отечественные АВТОВАЗ и УАЗ. Мы зависим от поставок полных машинокомплектов, из которых собирают некоторые автомобили методом крупноузловой сборки. И мы зависим от чистого импорта готовых машин, хотя доля таковых в общем объеме продаж составляет не более 15%.

Мы не производим многие важнейшие компоненты — начиная от подушек безопасности и блоков ESP и заканчивая автоматическими коробками, вариаторами и турбомоторами. Мы не выпускаем электронные компоненты, включая пресловутые микрочипы, хотя технология их изготовления давно изучена и понятна.

Материалы по теме

Что изменилось?

Материалы по теме

Именно по причине высокой импортозависимости наши автозаводы испытывали огромные сложности с комплектующими весь прошлый год — как, впрочем, их испытывали в равной степени заводы по всему миру. Потому что мировой автопром — это сложная система логистики и взаимосвязей. Невозможно делать абсолютно всё в одной стране — это невыгодно, иррационально. И если бы геополитическая обстановка оставалась стабильной, в начале марта всё равно планово простаивали бы заводы Renault (Москва), Hyundai (Санкт-Петербург), АВТОВАЗ (Тольятти, Ижевск) и некоторые другие — из-за нехватки комплектующих.

Изменившаяся мировая обстановка резко обострила эту проблему. Даже если найден поставщик комплектующих, за них сначала надо заплатить — но как, если внешнеэкономическая деятельность практически остановлена? А как комплектующие доставить, если логистика сломана и восстановится не скоро? То же относится к машинокомплектам и готовым машинам.

Материалы по теме

В начале марта покупателям передавали только те автомобили, которые были законтрактованы ранее и которые успели произвести из запасов комплектующих. Новые отгрузки дилерам практически прекратили — как говорится, до выяснения. В первую очередь, все хотят знать, на какой отметке стабилизируется рубль, чтобы была хоть какая-то привязка и относительная ­стабильность.

Конвейеры стоят практически на всех заводах. Но заметьте: ни одна компания не ушла громко хлопнув дверью. Никто не заявил, что в Россию больше ни ногой. Даже фирма Volvo, которая одной из первых объявила об уходе (у шведов есть грузовое производство в России), довольно быстро взяла свои слова назад.

Мы — рынок

Материалы по теме

Россия не является определяющим рынком ни для одной автомобильной компании. Но Россия — важный, интересный рынок. Для Шкоды, например, это рынок номер два в мире — после Китая. Мы крайне важны для корейских производителей. Для концерна Volkswagen. Для группы Renault, в которую входит АВТОВАЗ. И для некоторых других брендов. Даже для Роллс-Ройса, который в 2021 году продал в России рекордные 300 автомобилей.

Поэтому, как только наступит потепление в отношениях между странами, большинство брендов вернутся в Россию. Первыми это сделают компании, имеющие у нас собственные производства. Это огромные вложения — сотни миллионов долларов, в некоторых случаях счет уже идет на миллиарды. И это не просто заводы в чистом поле, а встроенные в мировой автопром предприятия, на которые работают и сотрудники в головных офисах: они тоже потеряют работу, если российское производство остановить.

Так что — вернутся. Не все. И не сразу. Но вернутся.

А Китай?

Материалы по теме

Смогут ли восполнить недостачу в автомобилях китайцы? Смогут. Однако даже китайский автопром не слишком поворотлив. По щелчку пальца невозможно резко увеличить поставки, нельзя быстро адаптировать под наш рынок новые модели и не получится их быстро сертифицировать. Да и могут ли китайцы заменить Mercedes и BMW? А недорогие Renault? А Rolls-Royce?

И важно понимать, что вакуум на рынке всегда заполняется по более высокой цене. Если вчера китайский кроссовер стоил, допустим, 1,5 миллиона рублей, то теперь его же будут продавать за 2,5 миллиона. А то и за три. И так будет продолжаться до тех пор, пока спрос будет опережать предложение.

Когда?

Материалы по теме

Если осторожно предположить, что к концу весны отношения между Россией и другими странами нормализуются, можно прогнозировать относительную стабилизацию авторынка в начале 2023 года. Цены на январские позиции уже не вернутся, но явно спекулятивных предложений «Лада за два миллиона» или «Camry 2.0 за шесть с половиной» уже не будет.

Если конфронтация будет продолжаться, то и выравнивание рынка случится не скоро. Но это означает лишь отложенный спрос. Наш минимум — исходя из масштабов страны, населения и объема перевозок — около 1,5 миллиона новых легковых автомобилей в год. Всё, что мы не купим сейчас, восполним потом.

Фото: depositphotos.com

от a007aa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *