"Достойный учебников кейс". Как западные СМИ писали о возможном вторжении в Украину – и как это могло влиять на происходящее

По мере скопления российских войск у границы с Украиной в авторитетных западных изданиях и агентствах с репутацией появлялись громкие заголовки и материалы – и дата вторжения, и карты готовящейся операции, и сообщения о поставках донорской крови к границе, и фамилии будущих глав оккупационной администрации. Журналисты Bloomberg, Reuters, Financial Times и других изданий ссылались часто на один неназванный источник в разведке тех или иных стран, чаще всего США, или на источник в Белом доме, хотя стандарты качественной журналистики предполагают подтверждение информации как минимум в двух независимых источниках.

Что это было, можно ли говорить о манипуляции и нагнетании обстановки со стороны СМИ, и какую роль информационная кампания сыграла в росте и снижении напряженности. Об этом в эфире Настоящего Времени мы поговорили с бывшим заместителем министра информации Украины Дмитрием Золотухиным, а также попросили прокомментировать действия журналистов Андрея Остальского – бывшего главного редактора русской службы BBC в Лондоне.

“Это достаточно хороший мир, пока война в нем происходит в телеэфирах”. Дмитрий Золотухин

— Выглядит так, что западные СМИ, ссылаясь на собственные источники в разведках или правительствах, нагнетали обстановку. Почему?

— Я не сказал бы, что они нагнетали, я бы не сказал, что есть какие-то основания предполагать, что они врали или говорили правду. Но с точки зрения вообще развития отрасли информационных влияний, в которой я нахожусь уже очень много лет, я скажу, что это абсолютно идеальный, прекрасный и достойный учебников для журналистов и учебников для пиарщиков кейс: каким образом управление геополитикой происходит в мире постмодернизма и, даже я бы сказал, метамодернизма. Вот мы с вами живем в метамодерне, когда войны происходят в медиа, когда войны происходят на страницах медиатаблоидов, в онлайн, в ютуб-стримах, в обсуждениях на ток-шоу. И я думаю, что это достаточно хороший мир, в котором мы живем, пока в нем не звучат выстрелы, пока в нем война происходит, собственно, в телеэфирах и в обсуждениях в студиях.

— По вашему мнению, журналисты, авторы этих изданий, когда публиковали информацию, которая в итоге не реализовывалась, – они участвовали в этой войне осознанно или нет? Или это все-таки от спецслужб исходило?

— Я не могу ответить на этот вопрос, потому что ни один журналист мне не признался в том, что он участвовал в спецоперации американских разведывательных органов. Которые, в принципе, на страницах CNN признали тот факт, что “сливы” и сам факт того, что делились с журналистами раскрытой информацией, все это координировалось в течение трех месяцев. И в течение трех месяцев журналистам поставлялось это все централизованно. Какая была мотивация у журналистов – вот ваш предыдущий комментатор говорил, что ради высокой цели можно пренебречь стандартами, можно пренебречь правилами, сделать из них исключения. Я в принципе думаю, что журналистские стандарты – это очень такая удобная штука, которой можно пользоваться по своему усмотрению в моменты, когда ты сам определяешь значимость этого исторического периода, этого исторического момента. Я думаю, что именно это и является признаком метамодерна, в котором мы живем в том числе.

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

— Если это все-таки исходило от западных спецслужб, условно от американских спецслужб, победили в итоге они или нет?

— Я думаю, победили безоговорочно, причем победили на поле Владимира Путина. Победили на поле Кремля информационном: они заставили его защищаться, оправдываться, заставили его идти в кильватере собственно своей стратегии. То есть, собственно, Соединенные Штаты показали прекрасный пример того, каким образом геополитическое пространство может управляться с помощью такой смеси, такого гибрида между операциями спецслужб и влиянием очень мощных и очень читаемых медиа, которые признаны аудиторией. Это прекрасный пример того, каким образом, действительно, Кремль наголову разбит в данный момент. И свидетельством этого, подтверждением этого является тот факт, что какой бы шаг сейчас не предпринял лично Владимир Путин и его собственно миньоны в Кремле, – любой такой шаг будет проигрышным. В случае, если он все-таки нападет на Украину, что до сих пор не исключается (я не исключаю такого факта, потому что восемь лет уже идет в Украине война, и мы защищаемся восемь лет от этой агрессии, слава богу, начали на восьмом году замечать этот процесс) – если он все-таки усилит эту агрессию, то Белый дом скажет: “Ну мы же говорили, что это произойдет, значит, мы были правы”. Если он этого не сделает, значит Белый дом скажет: “Мы же говорили, что это произойдет, из-за того, что мы всех предупредили, этого не произошло”.

Таким образом, это идеальный пример того, как должна в принципе происходить эта политика. И мне очень жаль, что вице-президент Джо Байден в 2014 году вел себя абсолютно диаметрально противоположным образом тому, как ведет себя президент Джо Байден в 2021 и 2022 годах.

— Дмитрий, но есть же и обратная сторона – это потеря доверия к СМИ. Как с этим быть?

— Я бы не переоценивал как факт самого доверия к СМИ, так и факт потери этого доверия. У меня, например, никакого пиетета перед New York Times, Washington Post, Politico, CNN, Fox News, Reuters – как не было, так и нет. Среди экспертной части людей, которые занимаются анализом активности спецслужб, ничего, собственно, не произойдет. Среди большой аудитории – ну а что они сделали плохого? Поставляли факты, которые им давали их источники, – это же основная работа журналистов. То, что журналисты были манипулируемы или не были – это же все ради добра происходило. Поэтому я бы не переоценивал какие-то последствия для медиа. Если уж команда Buzz Feed, опубликовав абсолютно фейковый отчет о Дональде Трампе в 2016 году и сказала, что этот фейк – это был настолько социально важный аспект, что его нельзя было не опубликовать, и если они до сих пор читаемы и поднимают количество своих читателей, то я думаю, что с такими монстрами как New York Times, CNN и остальные ничего точно не произойдет.

Комментарий экс-главреда Русской службы BBC Андрея Остальского о публикациях со ссылкой на источники

— Газеты, [которые публиковали эти новости], – очень солидные, у них есть железные правила, как они это все делают, из чего исходя принимают такие решения. Да, есть исключения из правил, вообще нет правил без исключений. Послушайте, эта информация о дате начала войны, нападения на Украину, шла от президента Соединенных Штатов Америки. Как это можно игнорировать? И как это можно перепроверить? Каким образом? Он опирается на данные разведки, понятно, радиоперехваты. Байден и его администрация – там далеко не глупые люди сидят, – они понимали, что стопроцентной уверенности в этой разведывательной информации не может быть. Но в сложившейся ситуации в качестве контроружия в информационной войне с Кремлем это может быть полезно для того, чтобы войну предотвратить. Я думаю, вот так они логически рассуждали. А теперь что делать агентствам и прочим? Президент говорит, опираясь на всю мощь американской разведки. А мы что, будем это игнорировать?

На самом деле, самое главное, что если есть шанс, что эта вся истерия, алармизм, все что вы хотите, назовите это как угодно, помогла предотвратить войну и гибель сотен, тысяч, не дай бог, людей, разрушение экономики Украины, колоссальный удар по экономике России, по мировой экономике, мы были бы отброшены вообще чуть ли не на 40 лет назад, – вот всего этого не произошло. И если цена за это – небольшой ущерб для репутации Bloomberg, еще каких-то изданий, да и даже Джозефа Байдена, мне кажется, это стоило того, чтобы эту цену заплатить.

от a007aa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *