какие еще меры к России обсуждают в Европарламенте

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен подтвердила, что президент Украины Владимир Зеленский направил в Еврокомиссию письмо с запросом на вступление Украины в Евросоюз. По ее словам, украинцы действительно “принадлежат к европейской семье”, и вопрос членства будет обсуждаться со странами – членами ЕС, но сейчас приоритетная задача – завершение войны.

Депутат Европарламента Сергей Лагодинский рассказал Настоящему Времени, какова процедура принятия нового члена Евросоюза, о каких сроках для Украины может идти речь и какие еще меры по отношению к России обсуждают сейчас в Европарламенте.

— Что будет дальше с заявкой Украины на членство в ЕС?

— Мы все едины в порыве поддержки этих чаяний. Я, кстати говоря, поддерживал это направление развития наших отношений в сторону европейской интеграции еще до того, как все остальные коллеги в парламенте, особенно в других партиях, это поддерживали. Но вопрос остается тем не менее – что конкретно это означает? Конкретно это означает приветствие этого порыва, конкретно это означает то, что, с моей точки зрения, необходимо каким-то образом составить план действий – такую дорожную карту, – как дальше продвигаться в сторону статуса кандидата, потому что статус кандидата – это формальный статус. Для того, чтобы к нему прийти, уже нужно пройти определенные механизмы, определенные решения, единогласно должны все члены Европейского союза это подтвердить. И нет легальной формальной возможности каким-то образом укоротить этот путь. Поэтому при всей эмоциональности ситуации и всей поддержке, которую мы оказываем, я не думаю, что это будет сделано быстро. Это то, что мы и написали в нашей резолюции: мы поддерживаем, мы считаем, что институты Евросоюза должны сейчас начать продвижение в этом направлении, но мы не можем ничего сделать, например, с сегодня на завтра. И не думаю, что можно что-то сделать в ближайшую неделю.

— Насколько я помню, словацкий премьер, который как раз таки поддержал призыв Зеленского о вступлении Украины в ЕС, сказал, что это можно и нужно сделать по особой процедуре. Насколько я понимаю его слова, Украина должна вступить в ЕС, но не полностью, а для того, чтобы Европейский союз и остальные 27 стран ЕС помогли финансово восстановить полностью последствия военных действий. Что это может быть за такая особая процедура по вхождению?

— Такой процедуры просто нет. Сейчас все настолько эмоционально и правильно – я это все абсолютно понимаю, я сам постоянно очень эмоционально и очень пламенно поддерживаю наших украинских друзей, – но не надо говорить какую-то ерунду. Я не знаю, что там нашел словацкий коллега – такого нет. В 49-й статье нашего Договора о Европейском союзе все описано – какой путь к статусу кандидата. Других путей нет.

— Может быть, хотят что-то такое и придумать?

— Так не бывает в Европейском союзе, невозможно здесь ничего придумывать. Тогда надо менять договор. Для того, чтобы менять договор, надо, опять же, начинать процесс. Я не хочу звучать бюрократом, я просто хочу задать другой вопрос нам всем – есть ли у нас сейчас политические силы и политическая энергия для того, чтобы запускать такие проекты, которые, с моей точки зрения, реально на поле боя украинским людям, украинским нашим друзьям ничего не дадут.

— Судя по всему, дадут, раз Зеленский этого так хочет. Мне кажется, он на всех площадках об этом говорит, что настало время Украине присоединиться к европейской семье – когда как не сейчас.

— Это прекрасно. Что конкретно это даст? Это будет только статус кандидата в членство, с этим статусом не сопряжено никакой военной помощи и никакой дополнительной экономической интеграции. Какая сейчас интеграция вообще может быть? Я считаю, что сейчас надо работать над тем, как увеличить поддержку в плане вооружения, как увеличить поддержку в плане финансов. О том, как мы будем выстраивать Украину, мы будем говорить уже после того, как закончится эта война. Дай бог, чтобы она закончилась. И надо работать над тем, чтобы поднимать давление на российскую сторону. Вот эти три главных направления – на них надо работать.

То, что мы поддерживаем чаяния украинцев, и я еще раз говорю, я всегда это поддерживал, еще когда никто об этом не говорил, – это абсолютно. Нужно работать над тем, чтобы была абсолютно реальная перспектива, и мы будем все делать в этом направлении. Но это не будет сделано завтра, и это ничего не изменит в нашей поддержке украинского народа. Она постоянна, она не под вопросом, и надо делать все, чтобы она увеличилась.

— Мы часто слышим от европейских депутатов призывы дальше ужесточать санкции против России и Беларуси. Какие сейчас есть предложения?

— Есть разные предложения, не обо всех еще сейчас надо говорить, но есть самое простое предложение – это увеличить количество банков, которые будут подвержены санкциям. Мы знаем, что Сбербанк, например, не подвержен сейчас санкциям. Он не изолирован от внешней системы. Это была бы возможность следующих шагов. Следующие шаги есть. Есть предложение уменьшить импорт или вообще разорвать отношения в плане импорта энергоносителей – это тоже одно из тех предложений, о которых многие депутаты говорят.

Есть предложение увеличить список людей, у которых заморозить их собственность. Вот только что мне писали предложение начинать забирать статус для богатых людей, живущих в Европейском союзе. Однако, с моей точки зрения, здесь это нужно делать очень аккуратно, потому что это нужно делать только тогда, когда эти людей действительно причастны к российскому правительству, а не просто так.

— О каком статусе идет речь?

— Есть предложение повысить планку для тех людей, которые живут в Европейском союзе. Но это гражданская инициатива для российских граждан, живущих в Европейском союзе. К этой инициативе я отношусь очень осторожно, ее нужно выстроить, если вообще выстраивать, так, чтобы это не было какими-то проблемами для всех европейских граждан. Опять же, это только гражданская инициатива. Со стороны Европейского союза такого сейчас не планируется. Я просто говорю о возможностях, которые дискутируются здесь в обществе.

Возможности, которые дискутируются на политическом уровне, – это санкции против военно-промышленного комплекса, например, сейчас готовятся, это санкции против оставшихся банков, которые готовятся, и против разных других вопросов импорта, экспорта и торговли с Российской Федерацией. Есть и другие идеи, например, как помочь Украине в военном плане.

от a007aa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *