"Стоит задача продавить Байдена". Политолог Мария Снеговая – об ультиматумах России и невозможности расширения НАТО на восток

“Ни Украина, ни Грузия не должны стать членами Североатлантического альянса”, – заявил замглавы МИД России Сергей Рябков по итогам переговоров с США в понедельник, 11 января. “Мы не позволим никому противоречить политике открытых дверей НАТО, которая всегда была центральной для Альянса”, – парировала заместитель госсекретаря США Венди Шерман.

Россия выставляет Западу ультиматумы по меньшей мере с 2008 года, когда она ввела войска в Южную Осетию, но столь откровенных формулировок от ее дипломатов еще не исходило, говорит Настоящему Времени Мария Снеговая, сотрудница Института европейских, российских и евразийских исследований Университета Джорджа Вашингтона.

– Мы достаточно долго следим за позицией России: уже 20 лет у руля Владимир Путин, и с 2008 года и Грузия, и Украина рассматриваются Кремлем как некая сфера стратегических приоритетов, поэтому их членство в НАТО недопустимо, – объясняет Снеговая позицию России. – Но здесь интересно, что за последний год мы видим сильную эскалацию этой риторики: Россия выдвинула в ультимативной форме так называемый договор (проекты договоров с НАТО и США, опубликованные на сайте МИД России – НВ), который на самом деле договором не является, а является перечислением того, что Россия хотела бы получить от Запада. И речь идет не только о нечленстве в НАТО Грузии и Украины, которое де-факто Запад уже предоставил Кремлю. В ближайшее время никакого разговора о членстве Украины или Грузии в НАТО не будет именно в результате агрессивных действий Кремля против этих двух стран: в 2008-м против Грузии, в 2014 году – против Украины, и вообще война с Украиной продолжается до сих пор.

То, как агрессивно себя ведет Кремль и требует гарантий нерасширения НАТО в эту зону особых интересов Кремля, постсоветское пространство, в такой ультимативной форме, не терпящей возражений, с выстраиванием войск на границе с Украиной, – все это действительно достаточно беспрецедентно даже для нашего нестабильного времени.

Президент США Джо Байден и президент России Владимир Путин

– Как долго может длиться обсуждение этих “гарантий безопасности”?

– Я думаю, что здесь стоит задача продавить Байдена. Кремль чувствует, что у США сейчас есть некоторая слабость на международной сцене. США – страна очень расколотая внутри. На международной сцене позиции США ослабляются уже давно, с момента президентства Обамы как минимум, с 2008 года, может быть, это был финансовый кризис, который сильно ослабил внутриполитическую ситуацию в США, и продолжается вплоть до Байдена: вывод войск из Афганистана послужил очень сильным сигналом, что присутствие на международной сцене США как бы сворачивается.

Задача США – максимально затягивать переговорный процесс

Россия пытается использовать этот момент, чтобы добиться каких-то минимальных гарантий со стороны США. Речь может также идти о прекращении военного сотрудничества с Украиной, сокращении числа военного контингента США в Восточной Европе, прекращении поставок летального оружия Украине и так далее. Такое ощущение, что в этом состоит основная задача российской стороны, а для того чтобы твои угрозы принимались всерьез, нужно быть максимально готовым на эскалацию.

Главы американской и российской делегаций Венди Шерман и Сергей Рябков на переговорах в Женеве 10 января

– Представитель российского МИДа фактически ставит ультиматум Вашингтону, но неясно, что произойдет, если Вашингтон эти условия не выполнит.

– Возможна какая-то эскалация. Как конкретно она будет выглядеть – трудно себе представить, поскольку, скорее всего, Россия в этом случае получит мощнейшие санкции. Уже было объявлено о возможном прекращении поставок техники, условных айфонов в Россию.

Что может конкретно обсуждаться? Например, дальнейшее продвижение сепаратистов вглубь Украины при прямой/непрямой поддержке Кремля. Или, может быть, действительно речь может идти даже о каких-то военных действиях против Украины. Но еще раз говорю: цена, которую Кремль за это заплатит, будет очень высокой. А уже сейчас на фоне продолжающейся стагнации российской экономики население в целом недовольно, не хочет дальнейшего конфликта с Западом, хочет примирения и снятия санкций. Не совсем ясно, готов ли Кремль пойти так далеко, но что он точно хочет сделать, так это убедить Байдена, его администрацию и вообще весь мир в том, что он действительно на это готов.

– Эти переговоры очень важны, но почему их ведут даже не главы внешнеполитических ведомств, а их заместители?

– Обе стороны понимают: маловероятно, что в результате этих переговоров будет достигнуто что-то содержательное, поскольку стороны хотят действительно очень разного. Россия видит некий принципиальный пересмотр систем безопасности мира, сложившихся после распада Советского Союза. Надо также подчеркнуть, что все-таки Байден созванивался с Путиным по зуму не один, а даже два раза в декабре. Еще в Женеве летом была встреча, точно так же в ответ на эскалацию России. Я бы пока не делала долгосрочных выводов из уровня [представителей] этих встреч, но понятно, что найти какие-то компромиссы в позициях обеих сторон будет очень трудно.

Запад сейчас достаточно слабый и боится спровоцировать Россию на дальнейшую эскалацию

Самый большой вопрос: что Россия будет делать, если она почувствует, что не достигла успеха”. Военные аналитики, которые следят за размещением войск России на границе с Украиной, говорят, что если какое-то военное действие будет предпринято, то, скорее всего, это будет конец января. Тогда как раз будут подтянуты какие-то части, будет, скорее всего, подходящая погода для таких действий. Мы видели подобную ситуацию в Дебальцеве в 2015 году. Но задача США, в частности, максимально затягивать переговорный процесс и втягивать в него Россию таким образом, чтобы этот момент наибольшей вероятности военных действий был пройден, чтобы Россия в этот момент оказалась втянута в переговоры с американской стороной. Но Россия также понимает, что в этом состоит тактика Америки, поэтому мы увидим, к чему это приведет в дальнейшем.

– Грузия и Украина никогда не вступят в НАТО?

– Надо понимать, что членство в НАТО действительно дает постсоветским странам защиту от российской агрессии. Мы только что видели ситуацию в Казахстане, и она в этом плане очень иллюстративна: что происходит со странами, которые пытаются, допустим, сменить власть, если Россия с этим не согласна, то вот какие от этого последствия бывают. Да, к сожалению, Запад сейчас достаточно слабый и боится спровоцировать Россию на дальнейшую эскалацию. Путин как раз выглядит достаточно решительным, сильным политиком, который не боится послать под эгидой ОДКБ войска в соседнюю близлежащую страну. И на этом фоне Запад, конечно, выбирает не эскалировать, не провоцировать. И поэтому Грузии и Украине членство в НАТО при Путине, скорее всего, не светит. Но если не исключать и каких-то самых радикальных сценариев.

  • 17 декабря МИД России опубликовал “проекты соглашений” с НАТО и США о взаимных гарантиях безопасности. Российские власти, среди прочего, предложили НАТО исключить присоединение Украины и других постсоветских стран к Альянсу, а также отказаться от любой военной деятельности в Восточной Европе, Закавказье и Центральной Азии.
  • Переговоры о гарантиях безопасности в Европе начались на фоне увеличения численности российских войск на границе с Украиной. В ноябре 2021 года исследователи из Conflict Intelligence Team зафиксировали переброску новой техники в Воронежской области, а также передвижение эшелонов из Ставрополья в сторону Крыма. В Пентагоне также заявили о “значительных” силах российских военных у границ Украины.

от a007aa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *